genosse_u: (Косыгин)


Это происшествие велел мне записать человек очень серьёзный. Я даже не уверен, человек ли он. Поэтому его указанию следую неукоснительно.
Read more... )
genosse_u: (Sherlock)
У Москвы-реки чинил свой сапог
Сын сапожника, старый Грузин.
На ветру старичок посинел и продрог,
А Вождь по воде ходил.

И Грузин закричал: «Я пакыну прычал,
Эслы ты мну аткроишь сэкрэт!»
— «Успокойся, го'убчик», — Вождь отвечал, —
«Никакого сек'ета здесь нет.

Смот'и: на площади той
Каменный Мавзолей.
Под ним с десяток солдат;
Полежи-ка ты в нём.

А когда надоест, возв'ащайся назад,
Гулять по воде,
Гулять по воде,
Гулять по воде со мной».

— «Но Учытэл, на касках свэркают рога,
Страшний Гытлэр гразыт мну пэрстом.
Абъясны мну сычас, пажялэй дурака,
Мавзалэй астав на патом».

Рассердился Вождь и топнул в сердцах
По водной глади ногой:
«Ты и ве'но ду'ак!» И Грузин в слезах
Побрел с сапогами домой.

— «Каменный Мавзолей
На площади той.
Под ним с десяток солдат;
Полежи-ка ты в нём!

А когда надоест, будешь вечно живой,
Гулять по воде,
Гулять по воде,
Гулять по воде со мной».

Lenin-Stalin
genosse_u: (La Piovra)

Бабай — самый страшный и самый таинственный персонаж советского детства. О нем узнавали гораздо раньше, чем о Черной Руке, Красном Пятне или Черной Волге С Номером ССД (Смерть Советским Детям). То был фольклор уже почти тинэйджерский, а Бабай заставлял трепетать детей куда более нежного возраста. Бабай был олицетворением того изначального, глубинного, неотвратимого, архетипического ужаса, который сопит, клубится и скребется за спиной человека с самого рождения. "Будешь плохо себя вести — заберет Бабай", — говорили маленькому капризнику мамки и няньки, и тот застывал, холодея, парализованный ужасом. Он знать не знал, как и они, кто такой Бабай, но всею своей маленькой тушкой ощущал абсолютное зло, скрывающееся за этим словом... Позже, когда ребенок немного подрастал, делая первые шаги в социуме, ему говорили уже "Дядя Милицанер заберет". Дядя Милицанер закономерно становился преемником Бабая. Народ справедливо выводил необходимость исполнения полицейских функций из всеобщего страха и всеобщей задавленности: туда нельзя, сюда нельзя, так себя вести не можно.

Я мог бы написать целый трактат об архетипах страха, дорожных указателях на протяжении всей той Highway to Hell, которой является усредненная до безумия человеческая жизнь, и, может быть, еще сделаю это. Пока ограничусь изложением следующего неизвестного до сих пор для меня факта, пусть это будет очередная монетка в копилку.

Я всегда считал, что слово "бабай" имеет тюркское происхождение, и даже представлял этого таинственного персонажа как кровавого азиатского старика в тюбетейке. Безумные глаза, зловещая ухмылка в редкой бороденке, штопаные шаровары, покорный ешак, плетущийся сзади, мешок, набитый детскими трупиками, поперек седла. Это ошибка, конечно — разве можно вообще представить абсолютный ужас? Есть еще вариант происхождения чудовищного имени — глагол "баiць" по-беларуски, на языке, одном из наиболее близких к старославянскому, означает рассказывать, излагать историю. Получается все как по классику: "Баiць цi не?" — спрашивает лукавый дедушка, любитель страшных историй, скрючившегося в ужасе под одеялом внука. — "Ба-бай", — заикаясь от страха, но не в силах противостоять извечной человеческой тяге к таинственному, отвечает тот.

Однако в "Книге вымышленных существ" Борхеса, в статье "Пожиратель теней", читаем:

Read more... )

2017

S M T W T F S

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 04:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios