genosse_u: (Default)


Манипуляция сознанием дедушки Кара-Мурзы - замечательная книжка. Парадоксальностью своей прежде всего: вдумчиво, доступно и скурпулёзно разоблачая манипулятивные приёмы нечестивого Запада, автор, пожилой химик, тихий и осторожный мастер вышибания клина клином, сам пытается провернуть манипуляцию в русотяпском духе, столь грубую и нарочитую, что просто диву даёшься, насколько же на всякого мудреца довольно простоты. Отличный получился учебник, с упражнениями прямо в тексте: читай и тут же применяй грамотно изложенную и структурированную теорию в отношении манипулятивных поползновений самого автора. Жаль только, что манипулятор из него получился куда менее искусный, чем разоблачитель манипуляций. Эта вот тихой сапой протягиваемая, но громко при этом гремящая безыскусная обманка в своё время вызывала отвращение; сегодня я понимаю, что никто так не склонен к обману других, как обманывающий сам себя - именно поэтому самообман ужасная вещь (и именно поэтому следует опасаться верующих не только кривляющихся, но и искренних). Обманывающий других и отдающий себе в этом отчёт по крайней мере рационален и, значит, хоть немного предсказуем; обманывающий сам себя и других погружает всё вокруг в хаос.

Склонность к самообману присуща человеческой расе вообще; констатирую, однако, не просто склонность, но стремление к самообману как особенность русского, шире - славянского характера, не ленился бы я, так развил бы эту тему. Русская литература, факт, склонна к самообману - от Гоголя с Достоевским ещё. Даже великий Горький, создатель образа утешительного старичка Луки, пал в конце концов жертвою самообмана. Кара-Мурза Сергей Георгиевич, кстати, отлично бы сыграл Луку, я, кажется, уже писал об этом. Не так уж много видим в истории русской литературы, безусловно, величайшей из славянских, литераторов без пресловутой лукавинки. Первым здесь вспоминается Алексей Константинович Толстой, блистательный и циничный...

Сознание определяет бытие в той же мере, в которой бытие определяет сознание: в истории России/СССР 20-го века не склонен к самообману, пожалуй, один Владимир Ильич Ленин, и это потрясающий парадокс: жестокий фанатик, преследующий утопическую цель, не позволяет захватить себя иллюзиям ни на момент, бешено и виртуозно лавируя неповоротливой и заскорузлой страной. Уже его наследник Сталин, вроде бы сугубый прагматик, фигура куда менее интересная, в привычном самообмане отождествившая шкуру и власть со сверхидеей. Вот ещё товарищ Брежнев, Леонид Ильич, пожалуй, не был склонен обманывать себя, руля более согласно добродушному и свирепому крестьянскому инстинкту - отчего и вспоминают его сегодня с такой ностальгией. Нынешние сплошь самообманщики, обманщики и попросту вруны - что не удивительно на территориях, где врут как жрут - обязательно и с удовольствием.

Книжка Алёшины сны - она во многом тоже про обман и самообман, в истории и экзистенции. Жаль, не печатают её, потому что это было бы воистину нравоучительное чтение.
genosse_u: (Banderivetz)
Владимир Бондаренко, литературный критик:

Выход один — нужен новый 1937-й год. Либералы завизжат и захрюкают, но... пусть их. Речь не идет о мнимых репрессиях и невинных жертвах... Думаю, и атмосфера в стране была не такой, какой ее изображают ныне либералы всех мастей. Это в те, якобы страшные, годы молодые поэты писали стихи: «Но мы еще дойдем до Ганга, но мы еще умрем в боях, чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя», или: «Есть в наших днях такая точность, что мальчики иных веков, наверно, будут плакать ночью о времени большевиков». Тогда заканчивали свои великие романы Максим Горький и Михаил Шолохов, Михаил Булгаков и Алексей Толстой, Леонид Леонов и Андрей Платонов. Что-то печаталось, что-то не печаталось, но было явно творческое время...

В комментах на ГраниРу действительно визжат и хрюкают либералы. Их можно понять, тридцать седьмой - явно не лучшее время, чтобы от него тащиться. Впрочем, демонстративное камлание на тридцать седьмой - настолько заезженная фишка желающего поэпатировать либеральную публику патриота, что возбуждаться по этому поводу давно уже не стоит.

Лично меня литературный критик действительно потряс пассажем о заканчивавшем в тридцать седьмом свой великий роман Максиме Горьком, поскольку

А) Максим Горький скончался уже в 1936 году;
В) Роман его ("Жизнь Клима Самгина") так и не был закончен;
С) Литературный критик, да ещё и русский патриот, о пунктах А) и В) не осведомлённый, - это нечто вроде раввина, не осведомлённого, на каком органе делать обрезание.

Так что не знаю как либеральная общественность, но я точно снимаю шляпу и хрюкаю стоя.



UPD. Пункт А) вычёркиваем. Выясняется, что цитата на ГраняхРу сокращена; в оригинале речь идёт просто про тридцатые годы, так что насчёт времени написания романа ошибки нет. Однако ещё более вопиющая неувязка с пунктом В) остаётся в силе.
genosse_u: (Funes)



Самый интересный герой "Семнадцати мгновений весны" - не Штирлиц, а Мюллер.

Штирлиц слишком кондов и однозначен, при том, что на самом деле должен быть туманен и двойственен, как никто другой. Положительные образы редко удавались советскому кинематографу, вот и Штирлиц удался более как образ комический (не отсюда ли бесчисленные анекдоты?).

Иное дело Мюллер.

Во-первых, ему явно хорошо известно, кем является Штирлиц на самом деле. Read more... )
genosse_u: (Pope)
genosse_u: (Default)
genosse_u: (Default)


Лет двенадцать где-то этому рисунку. Нашёл его в неудачной папке, измятый (не я, а рисунок; хотя и у меня был денёк не дай бог). Насилу разгладил и отсканил. Нарисовано, помнится, после просмотра серии передач с Живым Классиком, в которых он, пафосно заикаясь, вещал о том, как обустроить Россию и окрестное пространство. Кафтан старого графа показался на нём великоват.
Эх, Александр Исаевич! Царствие Небесное.

2017

S M T W T F S

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios