genosse_u: (Беларус)
Я люблю рассматривать фотографии. Хорошая фотография стоит десятков и даже сотен тысяч письменных знаков.

Тайные пружины белорусской политики

Вот это фото, например, говорит о сущности белорусской власти больше, чем вся нудная и нелепая писанина какого-нибудь Мацкевича. Антропология героев, их расстановка, выражения лиц и позы, композиция, фон картины настолько красноречивы, что слова уже и не нужны. Сверкающие трубы и мутно-зелёные стены подвала... Кто знает, возможно, где-нибудь в ЦРУ лежат целые папки с такими фотографиями... Не хочу обидеть джентльмена в зелёном пуховике (вообще не знаю, кто это, скорее всего, какой-то руководитель низшего звена), но при взгляде на него отчего-то вспоминается о Бруте... А коллега за его левым плечом, тот, с крашеными волосами — какая покорная, фаталистическая безысходность написана на этом грушевидном лице, то ли тихим упрёком, то ли негромким предупреждением маячащем в тылу Главного Персонажа! Но самое ужасное, что, несмотря на грозный вид, та же безысходность язвит чело самого Цезаря.


Read more... )
genosse_u: (Косыгин)
Мониторя тутэйшыя блогосферу и средства массовой информации, отметил, что наброс говн на вентилятор, перманентно и отчаянно осуществляемый дедушкой Зяноном, наконец достиг своей цели. Не совсем понятно, почему его откровения стали откровениями только теперь: те, кто регулярно читал отважного змагара в удалённом доступе (а ведь многие должны бы читать, учитывая обширность фан-клуба), знают, что в нашумевшем интервью он не сказал ничего нового. Да ведь и по сути ничего интересного: та же мозаичность, только складываемая из других идеологем - но от того никак не менее жэстачайшая, недаром БТ сразу процитировало.

Что действительно поразило меня, давно не слышавшего совесть нации вживую - это обилие русизмов, чисто русских оборотов и слов, в речи Зянона Станиславовича. Даже прелестное белорусское "вось" забыто, вместо него звучит твёрдое москальское "вот". Хрестоматийный защитник матчынай мовы, неутомимый блюститель незалежнасцi, самый грозный из виртуальных борцов с Москвой, антирусотяп номер один - разговаривает на трасянке! Вот это действительно символично.

genosse_u: (Косыгин)


Нет, всё-таки у нас в Беларуси весело. Одному человеку так точно.
genosse_u: (Беларус)
Лукашенко XXI


[livejournal.com profile] dzichenka the great мало того что сам гордость интеллектуальной Беларуси (нет, злобные витии, это не оксюморон, интеллектуальная Беларусь есть и будет несмотря ни на что, пока есть мы с Андреем, например), так ещё и обладает редким даром искать и находить подлинные перлы made in Бацькаўшчына. Позачера он прислал мне ссылку на восхитительный роман, чуточку бы подредактировать и расцветить язык, цены бы роману этому не было. Сижу вот, читаю и угораю и даже иллюстрирую.
Снова все взгляды обратились на младшего сына, который теперь и сам был не рад своей честности. Коля собрался с силами и проговорил.
- Некоторые не считают нашу страну свободной, - сказал он фразу, от которой у многих пошли мурашки по коже. - Некоторые говорят, что ты узурпировал власть, а выборы были нечестные. А потом ты их совсем отменил. Да, ты спас страну от разрухи, но будь на твоем месте другой человек – совсем необязательно держава бы погибла… Есть те, кто сидел в тюрьмах за свои убеждения. Еще говорят, что мы могли бы быть богаче, если бы экономика развивалась свободно. И что так много врагов у нас в мире из-за тебя, и даже соседи относятся к нам с холодом. Да, таких людей ничтожное меньшинство, но они были…
- Замолчи! – не выдержал президент. – Закрой свой грязный рот! Как смеешь ты, мальчишка, говорить мне такое? Это и есть твоя благодарность за мою любовь? За твое счастливое детство, которого не было такого ни у кого здесь? За лучшую часть страны, которую я назначил тебе? За богатства, которые вы все тут нажили благодаря мне?
- Прости, но все неоднозначно, - ответил младший сын.
А вообще, осень патриарха, это, конечно же, всегда очень трагично.
P.S. Дочитал. Не очень-то корректно по отношению к прототипам, налицо явная антипатия, а ведь автор должен воспарять над субъективными эмоциями. Однако вещь безусловно сильная.
genosse_u: (Default)
СРЕДИ МИРОВ

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя…
Не потому, чтоб я Её любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Неё одной ищу ответа,
Не потому, что от Неё светло,
А потому, что с Ней не надо света.

Содрали у Анненского, знатоки Серебряного века! Умопомрачительно и жэстачайшэ. Сознаюсь, я не удержался, купил и сегодня вечером употреблю. Потому что с Ней не надо света.
genosse_u: (Pope)
Сергей и Андрей. Являясь давним фанатом Паука, не могу не порадоваться тому, что после запуска Коллайдера (например) он способен отпочковываться, и первый клон был запущен как раз на нашу белорусскую землю, жутко болотистую, например, испускающую специальные болотные газы, дико угарные, например, и поэтому именно здесь должны были появиться жэстачайшэ отвязные телеги про колхозы, ледовые дворцы, пионеров, мини-юбки и прочий трэш.


Сергей


Андрей
genosse_u: (Беларус)

у них


и у нас.


Вот уж действительно, два мира, две культуры.
genosse_u: (Беларус)


Ну как не вспомнить в этой связи классическое:


Лучше же всего ситуацию в стране описывает другая композиция того же бессмертного альбома.
genosse_u: (Default)
Пока мы тут с вами кушаем, работаем, спим и пишем в жэжэшках, в столице Северо-Западного края собираются расстрелять двух молодых людей.

Так называемый процесс над так называемыми террористами прямо-таки кишит несоответствиями, подлогами и жуткостями. Просто погуглить - и ужаснуться. В виновность этих странных молодых людей не верит почти никто. Сами потерпевшие, которым оправданная ненависть к террористам должна бы застить очи, не верят - да ещё и подвергаются за это преследованиям, вплоть до заключения под стражу.

Мы, разумеется, не знаем и не можем знать истинного положения дел, не располагая всей информацией. Но та информация, к которой допускают общественность, скажем мягко, настолько противоречива, что у большинства складывается стойкое впечатление - Ковалёва и Коновалова, виновны они или нет, хотят расстрелять, чтобы спрятать концы в воду. Ведь даже если обвиняемые действительно виноваты, совершенно понятно, что шухер такого уровня они в одиночку навести способны не были. Несчастного Ковалёва вообще намереваются расстрелять не за террор, а за недонесение.

Смертная казнь в невоюющем государстве в наше время есть вообще постыдная дикость. Почему я об этом пишу? Много ли с того толку? На общественное мнение у нас с высокой башни не то что плевали, но и делали кое-что похуже. И всё-таки: если белорусские блогеры, сетевые и несетевые публицисты и журналисты столько виртуальных перьев сломали об убитого Некляевым кота, то теперь на кону жизнь людей. При всём уважении к коту, люди важнее. И писать об этом важнее, даже если вся писанина абсолютно бесполезна.



genosse_u: (Беларус)
Всё-то у них так нежно, так ласково: растяжечки, повязочки, фонтанчики, остановочки, машинки. "Аккуратненько работаем".

- Свабода, роўнасць, справядлівасць.
- Понял.
genosse_u: (Беларус)

Перечитывая Великого Флорентийца, курсив мой:

Начну с того, что завоеванное и унаследованное владения могут принадлежать либо к одной стране и иметь один язык, либо к разным странам и иметь разные языки. В первом случае удержать завоеванное нетрудно, в особенности если новые подданные и раньше не знали свободы. Чтобы упрочить над ними власть, достаточно искоренить род прежнего государя, ибо при общности обычаев и сохранении старых порядков ни от чего другого не может произойти беспокойства. Так, мы знаем, обстояло дело в Бретани, Бургундии, Нормандии и Гаскони, которые давно вошли в состав Франции; правда, языки их несколько различаются, но благодаря сходству обычаев они мирно уживаются друг с другом. В подобных случаях завоевателю следует принять лишь две меры предосторожности: во-первых, проследить за тем, чтобы род прежнего государя был искоренен, во-вторых, сохранить прежние законы и подати – тогда завоеванные земли в кратчайшее время сольются в одно целое с исконным государством завоевателя.

В другом переводе более гуманно: не "искоренить род", но "пресечь династию". Да и мы ведь, слава богу, живём в чуточку более гуманное время. В любом случае, завоевать фактически завоевали. Дело за пресечением.

Продолжаем конспектировать:

...Там, где государь правит посредством слуг, <которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности,> он обладает большей властью, так как по всей стране подданные знают лишь одного властелина; если же повинуются его слугам, то лишь как чиновникам и должностным лицам, не питая к ним никакой особой привязанности. <...> Державой султана нелегко овладеть потому, что завоеватель не может рассчитывать на то, что его призовет какой-либо местный властитель, или на то, что мятеж среди приближенных султана облегчит ему захват власти. Как сказано выше, приближенные султана – его рабы, и так как они всем обязаны его милостям, то подкупить их труднее, но и от подкупленных от них было бы мало толку, ибо по указанной причине они не могут увлечь за собой народ. Следовательно, тот, кто нападет на султана, должен быть готов к тому, что встретит единодушный отпор, и рассчитывать более на свои силы, чем на чужие раздоры. Но если победа над султаном одержана, и войско его наголову разбито в открытом бою, завоевателю некого более опасаться, кроме разве кровной родни султана. Если же и эта истреблена, то можно никого не бояться, так как никто другой не может увлечь за собой подданных; и как до победы не следовало надеяться на поддержку народа, так после победы не следует его опасаться.
<...>
...верный способ овладеть какой-либо провинцией — это разорить её. <...> если города или провинции привыкли подчиняться одному государю, род которого пресёкся, они не сумеют избрать нового правителя из своей среды, утратив прежнего, и жить на свободе, имея навык к повиновению. Поэтому им труднее будет взяться за оружие, а завоевателю легче привлечь их к себе и обезопасить себя от мятежа.

2017

S M T W T F S

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios