genosse_u: (Funes)
Товарищ У. Highway to Hell

текст пьесы
genosse_u: (Funes)

Посвящаю эту пьесу моим друзьям — тем, кого я смог ею заинтересовать. Перечисляю их в порядке алфавита: [livejournal.com profile] aarina, [livejournal.com profile] a_dreiz, [livejournal.com profile] bespechnoepero, docent, [livejournal.com profile] epikriz, [livejournal.com profile] gaston_pferd, [livejournal.com profile] ghost_line, [livejournal.com profile] kampfflieger, [livejournal.com profile] mlle_anais, [livejournal.com profile] _0berst_, [livejournal.com profile] pekelnyi_bulba, [livejournal.com profile] revanshist, [livejournal.com profile] roman_maximov, [livejournal.com profile] son_naoborot, [livejournal.com profile] sparrow_hawk. Люди, которым близко то, что я делаю — близкие мне люди.

Итак, продолжение и окончание. Начало здесь.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. СНОВА БУНКЕР

В кабинете фюрера — Отто Скорцени.

Read more... )
genosse_u: (Funes)

Как и обещал, приступаю к публикации. Итак,

Военная симфония

Гостья из будущего, или Сокрытое в листве

антиисторический экшен с элементами особо тяжкой научной фантастики и двумя любовными историями


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Гитлер
Ева Браун
Штирлиц
Голос Копеляна за кадром
Алиса Селезнёва
Шуцман
Терминатор
Скорцени
Герда
Траудль
Блонди
Два тибетца
Гейзенберг
Мюллер


В любой войне успешная спецоперация может обеспечить политическое превосходство.
Отто Скорцени
Read more... )
genosse_u: (La Piovra)

зарисовка-миниатюра

Товарищ У (стоит на балконе с наушниками в ушах, вдыхая ночной воздух после тяжелого дня).

Голоса лошиц (два или три за окном, нараспев и нестройно). Па-бе-да! Па-бе-да!

Голос лоха (перекрикивая) Мен-ты каз-лы! Мен-ты каз-лы!

Одна из лошиц (гогоча). Тих-ха! Дурной.

Егор Летов (из наушников). Взмывает в небо за моим за окном непобежденная страна.

genosse_u: (Default)

Хочу издать отдельной книжкой. Кто читает мой жж, знает, о чем идет речь. Может, присоветуете что, други вы моя.
genosse_u: (Pope)

Ключевой фрагмент очередной изнурительной драмы, самой большой из Маленьких Трагедий. Bitte.

* * *

Генерал тяжело болен. Очевидно, он умирает. Маркиз, не подозревавший об этом, неловко топчется возле кровати.

Генерал (усмехаясь). А правду ведь говорят: суетливый народ французы! Присаживайтесь, пожалуйста, а то как-то даже глазам больно смотреть на вас, этакого… мельтешащего.

Маркиз. Ваше превосходительство, я не знал…

Генерал. Ну, будет вам! Чего тут можно знать. Вот — вкушая вкусих мало меду, се аз умираю… Впрочем, меду-то не так и мало вкусил, в сравнении с остальными, слава тебе господи, хе-хе… Но — все равно, это, батенька, смерть, а?

Маркиз. Ваше превосходительство слишком мрачно смотрит...

Генерал (не слушая, несколько горячечно). Да-с! Смерть. Мне, однако, смерти бояться не пристало: я, видите ли, генерал! Уже сам чин, стало быть, не позволяет: в армии, батенька, не то что генерал, но и самый распоследний солдатик смерти бояться не должен! Запрещено-с! Иначе какая же служба выйдет? Вы, кажется, не служили? Ну конечно, не служили! Не осуждаю, поскольку — иностранец, да и сам я, откровенно говоря, пороху не нюхал-с. Исключительно на учениях, а порох на учениях, знаете ли, он по-другому пахнет! Не находите ли смешным: вот я генерал, эполеты и так далее, — а повоевать так и не пришлось? Тут ведь дело практики, вот и выходит, что генерал в бутылках разбирается лучше, чем в мортирах. Ха, ха, ха! (Судорожно хохочет.) Смешно, а?

Read more... )
genosse_u: (Pope)
теологический этюд в двух действиях
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Отец Феофилакт
Мальчонка



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. ПОЕЗД ТРОНУЛСЯ

Поезд тронулся. Мы видим, как уплывает вдаль вокзал, из окошка вагонного купе. Возле окошка, в углу диванчика, сидит босой и всклокоченный, перепачканный мальчонка. На нем белая, но грязноватая, не по размеру большая рубаха, такая длинная, что даже не видно, есть ли под ней штаны. Правым рукавом рубахи, периодически шмыгая, мальчонка утирает свой довольно сопливый нос. Тем временем в коридоре, приближаясь, раздается звучный, приятный голос отца Феофилакта.

Голос отца Феофилакта (приближаясь). ...А ты объясни ему, что иерей — не юридическое лицо. Какие могут быть претензии? Ну и что если не знал. А надо было знать. Это уже его проблемы. Что с алтарником? Снова запил? Менять пора алтарника. Ну, свяжемся еще. Будь здрав.

Важно и с почтением вносит в купе округлый, обширный живот, а следом за ним и самое себя. С неудовольствием взглядывает на мальчонку. Проверяет по билету место и осторожно, медленнно садится напротив мальчонки, так, как если бы живот содержал контрабандный груз китайских ваз. Разглаживает бороду.

Отец Феофилакт. Папа-то, мама где твои?

Мальчонка. Я один еду.

Отец Феофилакт. А не мал ты для того? В твоих летах с родителями путешествовать надобно.

Мальчонка. Да нет, я — большой.

Отец Феофилакт (снисходительно, отечески улыбаясь). Вишь ты, большой. Ну, бог с тобой.

Открывает свой саквояж, достает припасенные, толсто нарубанные, бутерброды и, как бы сразу забыв о присутствии мальчонки, принимается за трапезу с обстоятельностью человека, не понаслышке знакомого с мирозданием.

Мальчонка (с интересом наблюдая отца Феофилакта). Ого, сколько ты лопаешь!

Отец Феофилакт (нахмурясь). Неподобающе разговариваешь ты со старшими, малец. В таких случаях следует говорить: приятного аппетита...

Мальчонка (усердно повторяя). Приятного аппетита.

Отец Феофилакт (устраиваясь поудобнее и смахивая крошки с бороды). Ну, так. Спасибо.

Мальчонка. А ты такой толстый, потому что ты так много лопаешь?

Отец Феофилакт (снова нахмурясь). Н-да... Дурно воспитан ты родителями своими. Полон я оттого, что пощусь, ясно тебе? Сие изнуряет организм и понуждает его к усиленному восстановлению опосля.

Мальчонка. Так от изнурения худеют же. А ты толстый.

Отец Феофилакт. Тьфу ты, прости господи, дитя неразумное! Отлучили церковь от воспитания вашего — и вот как справляются с ним семья и школа! (Меняя тему разговора.) Ты отчего босый? С босыми-то ногами на полку?

Мальчонка. Так жарко ведь, вон и у тебя лицо какое красное. В юбке тоже жарко. А почему ты в юбке?

Отец Феофилакт (утирая пот). Не токмо невоспитан, но и непросвещен ты, малец. Сие не юбка, а ряса — облачение иерея...

Мальчонка. Ты на еврея не похожий.

Отец Феофилакт. Э, невежда! Иерей есть клирик, сиречь служитель церкви, понятно тебе?

Мальчонка. Церковь — это дом такой с куполами, да?

Отец Феофилакт. Вот, хорошо уж хоть это тебе известно.

Мальчонка. А служитель церкви — это значит, домработник?

Отец Феофилакт. Экой дуралей, прости господи! Служитель церкви не домработник, но пастырь, лицо, связующее прихожан с богом...

Мальчонка. А что такое — бог? Я просто учусь еще, мало об этом знаю.

Отец Феофилакт (торжественно). Бог есть самосущее бытие, первопричина и первооснова жизни, данная людям во Христе, неохватываемая несовершенным рассудком нашим... Впрочем, рано постигать тебе такие вещи убогим и малообразованным умишком своим. Одно тебе надлежит знать: ребенок войдет в царство божие, пусть даже и такой непутевый как ты малец. Открой душу господу, и все поймешь. Ибо бог есть любовь! Так.

Всем видом давая понять, что разговор окончен, разворачивает газету «Комсомольская правда».

Мальчонка. Нет, скажи, скажи! Ты сказал: самоссущее бытие? А что такое — самоссущее?

Отец Феофилакт (с неудовольствием отрываясь от газеты). Мал ты еще для таких разговоров.

Мальчонка (тормоша отца Феофилакта за рясу). Ну скажи, пожалуйста! Мне учиться надо.

Отец Феофилакт. Ладно, ладно. (С неохотой напускает на себя отеческий вид.) Самосущее бытие — сиречь высшее, непостижимое бытие, бытие наимогущественнейшее, пребывающее повсюду и возвышающееся над всем. Бог — везде и во всем, понял?

Мальчонка. Не-а. Если бог везде и во всем, то зачем тогда ты? Ты говорил (голосом, удивительно похожим на голос отца Феофилакта): я — лицо, связующее прихожан с богом...

Отец Феофилакт. Гм... Вот то-то и оно, что рано постигать тебе такие вещи... Сии вещи вовсе не умопостигаемы... Откройся богу сердцем, тогда и постигнешь его. А ко взрослым дядям меньше надо приставать. Взрослые дяди часто заняты бывают, им недосуг.

Мальчонка. Другим дядям, может, и не до сук, а ты сам говоришь, что должен связывать людей с богом, а бог и так везде. Значит, ты не занят.

Отец Феофилакт (раздражаясь). Язык-то у тебя подвешен не по летам, а мозги — куриные! Сказано тебе: не мешай взрослому! И нишкни! Сиди тихо!

Отчитав притихшего мальчонку, углубляется в газету.

Мальчонка (с некоторой робостью, тихо). Ты газету читаешь. (Уверенней и громче.) Ты газету читаешь. (Еще уверенней и громче.) Ты газету читаешь. (Совсем уверенно и громко.) Газету читаешь!

Отец Феофилакт (высовываясь из-за газеты). Ах ты, прости твою господи! Что там тебе не сидится?

Мальчонка (снова робко). Ты же газету читаешь, значит, не занят. (Тыкая пальцем в газету, читает вслух первый попавшийся заголовок.) «Хо-чу грудь как у Семёнович». А кто такая Семёнович?

Отец Феофилакт (несколько смутившись). Не знаю... Сие... к твоим вопросам не относится...

Мальчонка. А ты почему на мои вопросы не хочешь отвечать?

Отец Феофилакт. Ох, пристал как банный лист! Ну, давай так: отвечу на один последний твой вопрос, а ты ко мне больше не приставай. А то наказан будешь — выставлю на десять минут в коридор.

Мальчонка. Один — мало...

Отец Феофилакт. С тебя, балаболки, и одного много.

Мальчонка. А ты откуда знаешь про бога?

Отец Феофилакт. Из священнаго писания. Я ответил, а теперь ты молчи, не то...

Углубляется в газету. Мальчонка некоторое время пытается сидеть смирно, однако скоро начинает елозить и чесаться, как то свойственно детям.

Мальчонка. Жизнь есть способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней природой, причем с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь, что приводит к разложению белка.

Отец Феофилакт (высовываясь из-за газеты). Что-о?

Мальчонка. Жизнь есть способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней природой, причем с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь, что приводит к разложению белка. Фридрих Энгельс.

Отец Феофилакт (качая головой и сдвигая брови). Ох ты, семья и школа! Чему учат детей. Вона откуда ноги растут! Вишь, бесовщины нахватался. А ну-тко, выдь в коридор и стой там десять минут!

Мальчонка. Дядька, это не семья и школа, я сам учусь, хочу знать о вас как можно больше. Я пока не все выучил просто... Я еще и Кастанеду буду изучать, и маркиза де Сада...

Отец Феофилакт (громоподобно и грозно). Кому сказано — выдь! Испорченное дите! А другой раз будешь стоять двадцать минут и на коленях!

Мальчонка. Дяденька, дяденька, я тебе мешать не буду, я поговорить с тобой хочу...

Отец Феофилакт аккуратно, но непреклонно берет мальчонку за ухо и выводит в коридор. Возвращается в купе, отряхивая руки и качая головой, садится и вновь углубляется в газету.



ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. МАЛЬЧОНКА В КОРИДОРЕ

Мальчонка, шмыгая носом, стоит в коридоре.

Мальчонка (плаксиво). Слова сказать нельзя... Все они здесь такие. Правильно предупреждали меня... Все папке расскажу!

Сбрасывает рубаху, обнаруживая пушистые белые крылышки на худенькой спине. Открывает окошко и обиженно упархивает в него.

Афиша

Oct. 13th, 2008 12:10 pm
genosse_u: (Funes)
Проиллюстрировал предыдущий пост, можно сказать, сделал к нему плакат в духе Universal Pictures. Теперь дело за малым — снять кино.



Кстати же чуть-чуть расцветил диалоги в финале.
genosse_u: (Pope)
хоррор-скетч в стиле незабываемых тридцатых
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Хичкок


Дракула


Монстр Франкенштейна, почему-то более известный как
Франкенштейн


Маленькая Одинокая Девочка, Которая Промокла И Которой Холодно

 

Ночью в город забрели злодеи
И убили всех зверей и людей

Сергей (Паук) Троицкий

NB: исполнять роли главных героев следует как можно более приближенно к игре мастеров — Бориса Карлоффа и Белы Лугоши в легендарных картинах UNIVERSAL PICTURES.

Дубовая сцена, бархатный занавес. Приоткрыв его, на сцену выходит Альфред Хичкок. Становится чуть сбоку и откашливается.

Хичкок. Здравствуйте! Мистер Товарищ У считает, что эту картину должно предварять дружеское предупреждение. Мы хотим рассказать вам одну страшную историю. Это очень необычная история; она касается многих загадок творения. Она может напугать вас; повергнуть в шок; может привести в ужас. Поэтому, если кто-нибудь не уверен, что у него достаточно крепкие нервы, то вам лучше...

Слышится звон разбиваемого стекла. В помещение влетает огромная зловещая птица, вцепляется в Хичкока и вылетает с ним в когтях.

Хичкок. (удаляясь) ...в общем, мы вас предупредили.

Read more... )

genosse_u: (Pope)
Отскублил таки упоминавшуюся ранее пьесу, эпическую, народоведческую и весьма важную для меня. Важны для меня также ваши отзывы.

Русалка


мистическая сельская идиллия в восьми встречах и девяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Мишка
Грышка
Хведька
Хведькова жонка
Хведькова дачка
Хведьков сын
Прэдседацель Калхоза
Отец Мефодий
Дедушка Кузьма
Русалка




ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. СЕЛЬСКИЕ ТРУЖЕНИКИ

Пятничный вечер в колхозе «Красное Сморково». Молодые работники — Мишка, Грышка, Хведька, утомленные после тяжелого рабочего дня, идут по главной улице, обнявшись и распевая песню.

Мишка, Грышка, Хведька (поют).
Ой то весілля, ой то весілля
Не було шо робити
Ой та розлука, ой та розлука
Не було з ким нам пити
Ой в того тата, ой в того тата
Гарная в квіта хата
Ой ті музики, ой ті музики
П'яні музикі в пики
Ой ті гуляння, ой ті гуляння
З вечора і до рання
Ой ті дівчата, ой ті дівчата
Мають дівчата тата
Та-та-та-та-та
Та-та-та-та-та
Мають дівчата тата
Та-та-та-та-та
Та-та-та-та-та
Мають дівча та-тата*
(*Песня из альбома «Горри!!» гуцульской скаэтносупергруппы Перкалаба. По адресу http://nashformat.com.ua/shop/index.php?productID=296 можно заказать диск с альбомом.)

Мишка. Эх, хорошо, когда споешь! Так и отступает усталость. Я, хлопцы, завидую мужикам и бабам этим, что в телевизоре поют. Это как же душа у них разворачывается! На всю страну. Даже который и просто с бумажки новости читает, — а все ж вся республика его слышит, не меньше. Добраться бы мне дотуда — уж я бы выступил!..

Грышка. Чего придумал — в телевизор! Нужны мы там, в телевизоре... Выпить вот пора, конец недели у нас.

Мишка. Тут я всегда за. Конец недели — это святое; тут сам бог велел. Культурной работе — культурный отдых!

Грышка. Пойдем-ка мы, хлопцы, к Басаврюку, да возьмем у него пару пузырей!

Мишка. Да ну тебя, Грышка, с Басаврюком твоим. Он те наварит. Из еловых веточэк. А вот завезли к нам в сельпо сегодня нормальную, чэловечэскую водку из центра — ее лучше и возьмем.

Грышка. Ничего ты не понимаешь. Что эта твоя водка из центра? Химия одна. А у Басаврюка — вышак, к нему из соседних деревень приезжают. И настояна она не на еловых ветках, а на плакун-траве...

Мишка. Дремучий ты, Гришка, человек. Хуже за Басаврюка. Неужели неясно: там производство! Электроника, приборы разные специальные, тыщу баксов одна деталь, а ты — плакун-трава...

Грышка. Нет, Мишка, это ты лошара со своим производством. Ты когда-нибудь слышал слово такое — эксклюзив? Так вот у Басаврюка он и есть. Ручная работа! Помнишь, немцы приезжали? Они что, в сельпо бухлом затоваривались? Все к Басаврюку! Ужрались так, что каждый кустик обоссали!

Мишка. Немцы твои... Оккупанты. Приезжают в деревню и специально на аппарат снимают — то дохлую собаку, то бурьян какой-нибудь. А то едут на грузовике и на ходу гуманитарку бросают, — а народ за ними бежит...

Грышка. Я за немцев не выступаю! Но в окружаюшчэй дзействицельносци они разбираются получше, чем лопухи наши. Иначе бы не мы, а они за грузовиком бегали. А мы бы оттуда эту водку им бросали, которая по тыщу баксов деталь...

Мишка. Короче, что мы спорим, а Хведька молчит. Давай так: как он скажет, так и сделаем.

Грышка. Согласен. Как Хведька скажет, так и сделаем.

Поворачиваются к Хведьке.
Read more... )
genosse_u: (Default)

Платон, Сократ

Сократ. Может быть, Платон, вернемся к нашему разговору?

Платон. Да, о Сократ; многое по-прежнему остается для меня неясным.

Сократ. Что же, судя по всему, у нас достаточно времени, чтобы попытаться вместе дать ответ на интересующие тебя вопросы.

Платон. Думаю, это так.

Сократ. Итак, мы говорили о любви к мудрости.

Платон. Именно так.

Сократ. Скажи, Платон, как бы ты определил мудрость?

Платон. Я давно размышлял об этом, Сократ. Я назвал бы ее беспредпосылочным знанием; знанием вечных вещей; умозрительным знанием причины существующего.

Сократ. Превосходно, клянусь Зевсом! Значит, мудрый — это тот, кто обладает таким знанием.

Платон. Да.

Сократ. Является ли вечным мир, в котором мы живем? Все это (делает широкий жест рукой), все то, что нас сейчас окружает?

Платон. Думаю, ты знаешь, что я тебе отвечу. Именно ты помог увидеть мне, что человеческий мир преходящ.

Сократ. И человек преходящ вместе с ним, не так ли?

Платон. Я понимаю, что ты подразумеваешь под человеком, задавая этот вопрос, и снова соглашусь с тобой.

Сократ. Допустим даже, что временный человек способен к знанию вечных вещей. Но ответь мне в таком случае на вопрос: всегда ли полезно знание вечных вещей во временном мире для временного человека?

Платон (кричит). Нет! Нет! Не всегда!!!

Сократ (прижимает палец к губам). Тс-с-с!

Окошко в двери камеры приоткрывается, и оттуда высовывается злобная, распаренная, красная и толстая Рожа Мента.

Рожа Мента (вращая очами). Вы, блядь, двое, вы здесь что — совсем охуели? Хули вы бля орете после отбоя? Вас давно дубинками угощали? Так мы бля щас повторим! А ну бля резко бля по койкам!

Окошко захлопывается. Сократ и Платон некоторое время молчат.

Сократ (шепотом). Думаю, этот человек прав: время отходить ко сну. Если ты не возражаешь, мы продолжим завтра; прошу тебя только впредь разговаривать немного тише.

Платон (тоже шепотом). Да, Сократ. Конечно, Сократ. Если я не ошибаюсь, сегодня моя очередь спать у параши?

Сократ. Именно так, о мой друг Платон. Впрочем, не переживай. Я давно заметил, что именно у параши снятся самые красивые и яркие сны.

genosse_u: (Default)

Почти закончил, вернее, восстановил, одноименную пьесу из Маленьких Трагедий. Учитывая, что получилась она как раз-таки совсем не маленькая, в жж-формат она никак не лезет, но можно ли не поделиться с друзьями радостью творчества? Поэтому публикую здесь избранное действие, по которому проницательный читатель вполне сумеет угадать cюжет.

 

ДЕЙСТВИЕ СЕДЬМОЕ. ОТЕЦ ВАНИФАТИЙ

Лужайка близ болота. На ней пасется, неторопливо и важно, как губернатор, корова отца Ванифатия. По тропинке, озираясь, идет Хведька. Отец Ванифатий, оправляя рясу, выходит навстречу ему из кустарника.

Отец Ванифатий (ничуть не растерявшись; с достоинством). Ну здравствуй, Федор. Не чаял увидеть тебя в сих местах.

Хведька (почтительно и вместе с тем немного растерянно). Доброго дня, отец Ванифатий!

Отец Ванифатий. Добраго, обязательно добраго... Вижу, изрядно исхудал ты, или это кажется мне?

Хведька. Может, и есть такое...

Отец Ванифатий. Уповаю, здоровие в порядке у тебя?

Хведька. Не жалуюсь, отец Ванифатий. Вы-то как?

Отец Ванифатий. С божией помощию... Веду, видишь, ты, коровку к бугаю; непотребно великие деньги просят за соитие.
И ладно бы покрыл он ея наверняка, а то ведь вполне возможно такое положение, что, несмотря на происшедшее между ними скотство, так и не появятся телятки-то. Такое бывало, и не раз; гарантии тут никакой нету, — а ты в следующий раз опять плати за баловство. Алчен народ наш, токмо о рубле мысли у него, о вечном же — не думает, так и помирает в недоумении...

Хведька (вздыхает).

Отец Ванифатий (деловито). Слыхал я, что у дяди твоего есть небольшое земельное угодие, на коем поставил он ульи. Я, как известно тебе, сам в разведении пчел и собирании меда преуспел немало; так ты скажи ему, что отец Ванифатий зайдет на днях. Надобно мне с ним опытом поделитися, а сверх того — и его послушать. Да и пускай уж пару баночек подготовит, для разведения...

Хведька. Скажу, отец Ванифатий, обязательно скажу.

Read more... )
genosse_u: (Default)

С актерами, задействованными в постановке пьесы, кажется, определились, спасибо друзьям.

Первую вошь мог бы сыграть Олег Табаков.

На роль второй и третьей предложили Михалкова и Михалкова-Кончаловского.

Особенно мне понравилась идея насчет первой. Я-то задумывал образ Первой вши как этакой поджарой и прожженной, угрюмой старой брюзги, но представив, какими бы красками он заиграл в исполнении мэтра, — мысленно снял шляпу перед http://lj.rossia.org/~666, вспомнившим о Табакове. Непристойно грузная и по-бабьи масленая, сердитая и лукавая одновременно, сермяжная, рассудительная, с ленцой, но неожиданно прыткая Первая вошь — это был бы высший уровень осмысления роли... Дело за малым. Ушел искать телефон Олега Табакова.

genosse_u: (Default)
драматический скетч из жизни насекомых

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Первая вошь
Вторая вошь
Третья вошь



 

Макушка. На близрастущих волосках, беседуя, расположились вши.

Первая вошь (сплевывая). Жидкий человек пошел. Невкусный. Сам дрянь, и вкус у него не тот. Скурвился человечек. Измельчал, опаскудился; и на собаке найдешь порой более радостей для жизни.

Вторая вошь. Это все от старости, дедушка, у вас. Слыхали мы такое: в вашу молодость и бабы красивее были, и человек вкуснее.

Первая вошь. Вот что в мою молодость было — так это строгость: ежели ты пять минут назад гнида, то знай, как со старшими разговаривать. Всяк дурачок знай свой волосок, да!

Третья вошь. Вы уж, дедушка, на молодежь не серчайте... (Юмористически помахивает хоботком второй воши.) Оно действительно, молодежь на жизнь веселее смотрит — да и не всегда ведь ошибается. Вы вот вспомните, что о шампунях говорили? Все, дескать, цивилизация наступает, на лобок перебираться пора — а они, оказывается, облысение останавливают, простор жизненный для насекомогo расширяют.

Первая вошь (ворча). Мне шампуней бояться ни к чему: я на своем веку пережил керосин, бензин, Пара Плюс Аэрозоль Двойное Действие... И дай вам бог, ребятки, того не увидеть, что я повидал.

Третья вошь (примирительно). Насекомое вы заслуженное, это всем известно; настоящий ветеран, хотя и мы химзащиту в боевых условиях изучали...

Первая вошь. Потому и заслуженное, что, в отличие от вас, на месте не сидело, жизню всякую узнать успело. Я бы, может, и рад на месте, но судьба сложилась так... Вам вот на лобок перебираться не можно, вы нынче деликатные, а я на лобке родился, жил, и — ничего! Сам, вот этими лапками до маковки добрался, — а до того где только ни бывал! Спервоначалу, помнится, вовсе по ошибке в задницу заполз, и что! Жил! Живал и под мышкой — все было! Я милые мои, знаю, что говорю: в убытке человек.

Вторая вошь. Ворчите вы, дедушка...

Первая вошь. Цыц! Нишкни! Ты помалкивай знай, да на хоботок себе мотай, что старший говорит. В убытке человек, а через него в убытке и вошь. Через то я и наблюдаю у вас такую слабость и отсутствие всякой прыти и всякого соображения. А может, и наоборот: может, именно вы, шалопаи и ротозеи, глупостью своей, баловства ради, человека попортили. Молодежь нынче какая пошла? Я в свое время платяным этим говорил: что ж вы, говорю, гады, делаете? Вы, говорю, смотрите, что жрете — вы же человека портите, тиф разносите! Не о себе, так о гнидах своих подумайте! Смеются. Нам, говорят, старый, завсегда человеков хватит, много, говорят, человеков по земле ходит — всех, небось, не перетравим! Ну и где они теперь, платяные-то? А человека подпортить успели. А он и без того порчен-перепорчен, человек-то! Ненадежная это животная...

Третья вошь. Даже странно слушать вас, дедушка. Давно говорится: «человек — венец вселенной, вошь — венец человека»! А вас послушать — гниль кругом одна...

Первая вошь. Вот именно что гниль. А гнилым человечком сыт не будешь, нееет! На слякоти хорошо не заживешь! Все через гордыню эту вашу. «Все для воши, все во имя воши»! Ишь ты, венец! Это известно, что человек такая же вошь на вселенной, как ты на человеке, а вот ты мне, старому дураку, возьми да обьясни, зачем здесь венец! Не от  человечка ли и есть у вас эта гордость дурацкая? Я за свою жизнь с самой разной вошью повстречался. (Перечисляя, загибает лапки.) Видел и свиную, Haematopinis suis, и ослиную, Haematopinis asini, с бычьей, Haematopinis euristernus, тоже случалось встречаться, ну, с собачьей, Linognathus piliferus, само собой... И ни у кого я этого неразумного гонору не видел. Только у вас! Книжная вошь, хоша и отряда сеноедов, но какое культурное, образованное насекомое! Многому я у нее научился...

Вторая вошь. Вы, дедушка, нас с этими вашими свиными вшами все-таки не равняйте.

Первая вошь. А! Вот она, гордыня, как подпирает-то! Нет, я так скажу: венец ты там или не венец, а место свое знай. Ты кто такой есть? Рядовой подотряда мелких облигатных эктопаразитов млекопитающих, отряда пухоедовых. Точка. Ты покушай, сколько тебе нужно, гнидок отложи, сядь на волосок, на солнышке погрейся, да подумай о том, как замысловато мир устроен. Тихо подумай! Зазря брюхо не набивай, больно не кусайся, где попало не какай — непотребство это! Хоша на человеке живешь, а человеку не уподобляйся. Не злоупотреби! Может, тогда, через воспитанность твою, и человек образумится, и мир будет стоять, как ему положено. Как вы есть оба паразиты, то не влиять друг на друга не можете — так ты правильно, душевно на него влияй! В мире, насекомые вы мои дорогие, все связано, все причину свою имеет. Бабушка моя, покойница, еще в гнидах, до замужества, проживала на одном попе. Поп, чтоб вы знали, организм для проживания самый удобный, сальный, мягкий, вкусный (облизывается хоботком), прелый, — быстро он, сердешный, под черным преет-то, волос у него долгий, опять же и борода... Старовер или униат, тот еще, как правило, жестковат, а наш, родимый, коренной православный батюшка!... Поп, милые мои, это высшее дело, это роскошнейшее питание и приятнейшее проживание! И ежели борется он со вшой, то голову мажет, как правило, лампадным маслом, а это гораздо приятнее, чем керосин или ваш этот французский аэрозоль Двойное Действие... Замечательное существо поп! Так вот, стало быть, рассказывала старушка покойница такую историю, слышала она ее от попа своего: в воскресенье шел по городу Иисус Христос, и видит — сидят на улице два человеческих дуролома вроде вас, бездельничают. Вот поглядел он на этих охламонов, плюнул, да как швырнет в них горсть пыли! Из той пыли, сказывал поп, вши и появились — образовались, стало быть, кабы людям было чем заняться. Чтобы через безделие и праздность свою землю и окружающее бытие человек не портил, не поганил, вот как вы человека, а вас, прохвостов, в поте лица своего ловил! Только ошибся этот бог ихний крепко: через вас человек еще дурнее стал да бешенее...

Третья вошь. Ах, дедушка, не для нашего времени эти сказки ваши. Живем мы спокойно, да одного того и просим — чтобы спокойно нам жить дали. Слышали мы уже все это — только мы ведь нынче сами, для себя почувствовать жизнь хотим. Не вечные, чай, а до сих пор будто и не жили. Пространства нам на макушке много, это хорошо — но мы и над макушкой не трясемся, макушка завсегда найдется, а нам свою молодую жизнь устраивать надо...

Вторая вошь (вопит что есть силы). Ноготь!!!

Сверху спускается громадный карающий ноготь. Первая вошь с удивительной для ее возраста прытью срывается с волоса. Вторая и третья вши растерянно топчутся на месте. 

Первая вошь. За мной, дурни, ядрена-гнида, за мной бегите!

Вторая и третья вши делают попытку последовать ее призыву, но ноготь настигает их, с треском раздавливая и унося на себе прочь. Некоторое время после этого на макушке царит тишина. Затем из волосяных зарослей, осторожно оглядываясь, высовывается первая вошь.

Первая вошь (ворча). Вот тебе и молодежь. К ногтю взяли! Ни аэрозолей, ни спреев не боялись, всю химзащиту выучили, а их, вишь ты, по-старинному-то и прижали. Тут мало химзащиты; ты увернуться умей! В мое время все умели... С детства знали: не можешь увернуться — пропал! А эти... Слабый народ пошел. Жидкий. Человек в убыток, а с ним и вошь. Сколько не помню себя, так и идет. А все отчего? Потому что баловство одно кругом, и больше ничего. Непотребство. Дурнота! Баловство... Спокойно жить захотели! Нет, шалишь…

Кряхтя, сплевывает и исчезает в зарослях.

genosse_u: (Pope)
всех почитателей пьесы ГУЛ:
звучит финальная тема
genosse_u: (Default)

Проиллюстрирована самая непостижимая из Маленьких трагедий, алхимическая пьеса Преподы

2017

S M T W T F S

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios