genosse_u: (Droid 5.5)
Здесь


Постом №1 журнала будет начало романа «Алёшины сны». Этот роман — самое лучшее и самое важное из всего того, что я написал. Нужен издатель. Под катом — краткая информация о произведении и первые три главы.
Read more... )
genosse_u: (Default)
Пока я безрезультатно пытался издать Алёшины сны, за океаном создали рок-оперу по мотивам многострадального романа. Вашему вниманию предлагается ария Григория, повествующая о паломничестве по святым местам.

genosse_u: (Default)
Алёшины сны


Меж тем, самое значительное моё творение продолжает виртуально пылиться на виртуальной полке. Многообещающий проект с большим издательством не удался, папа римский не уважил, как писал поэт. Ну я-то всегда был лопухом в таких делах, а вы себе о чём думаете? На ваших глазах загибается произведение, достойное Вселенной, а вы и в ус себе не дуете. Держу пари, у вас у каждого по четыре издателя в кармане! Даже если и нет, пару слов у себя хотя б черканули о тех фрагментах, которыми я вас целый год пичкал, да бог с ними со словами, баннер хотя бы разместили! Старик Каширин в таких случаях говаривал: эх вы-и...

Здесь



Алёшины сны


С теплотою в душе говорю спасибо всем друзьям, более чем френдам, тем, которыми горжусь, и которые поддержали товарищеским пиаром моё пока всё ещё отчаянное дело. С благодарностью жму ваши достойнейшие руки, [livejournal.com profile] aarina, [livejournal.com profile] aculeata_ljr, [livejournal.com profile] alexey_pavlikov, [info]alyosha_somov, [livejournal.com profile] budimir, [livejournal.com profile] czerniec, [livejournal.com profile] gaston_pferd, [info]gregory_777,[livejournal.com profile] dolka777, [livejournal.com profile] dzichenka, [livejournal.com profile] fat_925, [livejournal.com profile] sparrow_hawk, [livejournal.com profile] russian_writer, [livejournal.com profile] tiphareth_ljr, [livejournal.com profile] urphin_jews, [info]666.
genosse_u: (Default)
Братья и сестры, свершилось. С великою радостью извещаю вас: Алёшины сны окончены. Теперь их нужно издать. Надеюсь на помощь провидения и вашу, дорогие друзья. Если кто-то может помочь изданием, издательством, делом, советом, адресом и т.п., пишите прямо сюда или на известный мэйл мой comrade_u@tut.by. Если нет, просто растиражируйте эту новость, пусть мир радуется.

genosse_u: (Sherlock)

Писатель Алексей Максимович Горький, сумрачный, сидит в кресле в кабинете Владимира Ильича Ленина.

Владимир Ильич прохаживается по кабинету. Левая рука его на перевязи, он бледнее, чем в прошлых снах, но всё также неистребимо энергичен и свирепо добродушен.

— Среди драки, — наставительно говорит Владимир Ильич, — находясь в самой её гуще, не драться нельзя. Затопчут, друг мой, не те, так эти. Единственно верная постановка вопроса — какую сторону выбрать? Хочется вам того, Алексей Максимович, или нет, а придётся определяться — с кем вы, мастера культуры?

— С культурой, — хмурится Горький.

Владимир Ильич разражается весёлым смехом.

— Очень, очень хорошо! И всё же: с какой культурой? С культурой угнетателей или с культурой угнетённых? С культурой революционеров и просветителей, или с культурой царей и держиморд?

— Культура — понятие более сложное, чем вы представляете его себе или пытаетесь представить, — буркает Горький себе под нос.

— Возможно и даже наверняка так. Но ведь именно сейчас наступило время той самой святой простоты, которая, быть может, жутковата, но от которой, тем не менее, никуда не деться, раз уж она проявилась.
Read more... )
genosse_u: (Sherlock)

Этот сон, наконец, спокоен, хотя и сумрачен. Два человека в чёрном, беседуя, идут по длинной осенней аллее. Туман окутывает их силуэты, делая зыбкими и расплывчатыми, туман смягчает их неспешное шествие. Удивительно ярки и резки в тумане кружащиеся в воздухе кленовые листья, — красные, оранжевые, жёлтые, — так неповторимо красивые в огне своего увядания. Взгляд Алёши, который только и остался от него, мягко и легко летит сквозь пелену к собеседникам. Одного из них царевич узнаёт; это поэт Александр Блок, ещё более худой и грустный, чем в прошлый раз. Поредевшие кудри на голове поэта стрижены коротко и охвачены горестной сединой, и иглы тайные лукаво язвят славное чело. Спутник его незнаком Алёше и удивителен ему. Это очень высокий и очень худой мужчина, такой же худой, как сам Александр Блок, и существенно выше поэта. Лицо его мрачно и угрюмо, но чудесные глаза сияют васильковой добротой из-под насупленных бровей. Тонкий и длинный мундштук, увенчанный дымящейся папиросой, торчит из светлых кустистых усов. На мужчине длинное пальто и широкополая шляпа, при ходьбе он опирается на крепкую дубовую трость.

— Что Ленин? — спрашивает его Александр Блок.

— Смеётся, — отвечает ему высокий. — Этот человек всегда смеётся.
Read more... )
genosse_u: (Default)


Не спится царевичу; вроде и наплакался он уже, и противно мокра подушка от слёз, а всё равно не спится. <…> Месье Пьер на одном из уроков рассказывал об «одиночестве властелина». Он, Алёша, ещё не властелин, но уже одинок. Совсем безысходным его одиночество делает открытое Григорием тайное знание — ужасающее, дикое, непонятное и неприменимое.
Read more... )
genosse_u: (Sherlock)
Побег из Глупова

Вот он, аэроплан. Все кругом, восторженные, сравнивают его с гигантской птицей, а Алёше он больше напоминает рыбу с непристойно большими ушами. «Вишь, кака червяшка», — шепчет ему Григорий, представляя свою, как всегда оригинальную, точку зрения. — «Чистая стрекоза». Странные, противоречивые слова эти чем-то возмущают царевича.

— Червяшка — это совсем не стрекоза! — громко кричит он, так, что на крик оборачиваются и уставляются на Алёшу солидные люди в шинелях и пальто, собравшиеся здесь, чтобы смотреть невиданого зверя.

— Коза-дереза, — эхом отзывается Григорий, всё ещё не вышедший из состояния своей навязчивой разговорчивости.

— Тише, Алексей, прошу тебя, — ласково шепча на ухо, просит сына папа.
Read more... )
genosse_u: (Default)

На испытания аэроплана едут втроём: Григорий, Алёша и папа. Папа не в своей тарелке более чем всегда: его явно тяготит общество опытного странника. Алёша понимает, что это мама подсунула, навязала им Григория, специально для папа — божьего человека для помазанника божьего. А папа считает, что Григорий слишком бесцеремонно вмешивается в его, государевы, а значит, и государственные дела. Ему не нравятся поучения старца; в этом Алёша его не понимает. Мальчику только григорьевы поучения и нравятся: за ними, какими бы банальными они иногда не казались, всегда кроется тайна, многослойная и многосмысленная, как капуста, уж Алёша-то знает это хорошо!
Read more... )
genosse_u: (Default)
Спасибо друзьям [livejournal.com profile] sparrow_hawk, [livejournal.com profile] seashellfreedom, [livejournal.com profile] gaston_pferd, благодаря которым я могу быть уверен, что мой скорбный труд не напрасен.

Ленин в Разливе

Засыпая, Алёша думает о землянках. Землянку, подальше от людей, выкопал тяхтинский отшельник; в землянке явился Григорию Христос. Мальчик вспоминает, как один раз старец нравоучительно сказал ему:

— Перед большим делом, Олёша, или просто для спокойствия души, на природу, в лес идтить надо. Растения — они надёжней людей, умнее. У них — неприязни нет, понимаешь?

Алёша пытается представить, какое большое дело может быть у тяхтинского отшельника, и ему становится не по себе. Ещё тревожней становится, когда он представляет себе спокойствие отшельничьей души, но тревога не мешает заснуть.
Read more... )
genosse_u: (Default)
...и помогли кто чем может издать по окончанию книги.


Read more... )
genosse_u: (Default)
Русалка

Стоя у зеркала, Алексей пристально разглядывает своё отображение. Мальчик как мальчик; несколько бледен, и вообще, вряд ли долго проживёт. Но в остальном мальчик как мальчик.
Read more... )
genosse_u: (Default)


Он действительно пошёл на поправку, удивив явно не ожидавших этого докторов и вызвав счастливые слёзы измученных папа и мама. Впрочем, он всё ещё был очень слаб, а болезнь добралась и до ног, и матрос Деревенько выносил его на прогулки на плюшевых, но сильных руках. После пережитой болезни воздух казался чище, земля — шире, а небо — бездонней; каждая травинка вызывала отчаянную и торопливую радость, радость постижения бытия. Один раз Алёша попросил Деревеньку поднести его к негру в белых одеждах, стоявшему навытяжку у дверей зала для аудиенций, и долго и ненасытно рассматривал его, такого интересного и диковинного. Вспомнилась война. Она теперь часто вспоминалась. Если нас завоюет дядя Вилли, подумал Алёша, он заберёт этого негра себе. А может, и не завоюет, Григорий этого не должен допустить.

Григорий тоже поправлялся в дальних, суровых краях, медленно, но верно, в своём неповторимом стиле исправно сообщая об этом в телеграммах. Война была объявлена, и все, даже мама, говорили, что развязал её подлый дядя Вилли, и сочувствовали бедному папа. Папа приободрился и помолодел; он часто повторял, что народ всё правильно понял, сплотившись вокруг монарха, и он даже не мог ожидать такой поддержки.

В день объявления войны, несмотря на недомогание, Алёша должен был быть с народом, вместе с папа и мама.
Read more... )
genosse_u: (Default)
Ночью у наследника хлынула горлом кровь. Спешно вызванные медицинские светила только качали головами, не в силах ни объяснить случившееся, ни остановить кровотечение. Тогда царица спешно отбила телеграмму Григорию, чтобы он приезжал как можно скорее.

А Алёша лежал на кровати, погружённый в кровавый кошмар уже наяву. Седовласые, осанистые доктора нарочитой вальяжностью маскировали бессилие и растерянность, и растрёпанная мама металась по комнате, кусая тонкие губы. Лёжа на спине, Алёша, казалось, таял, становясь всё площе и площе. Вспомнился растёкшийся по креслу дядя Вилли, и в ушах навязчиво зазвенела его заунывная песня. Не в силах прогнать её, царевич уставился в бездонную лепёшку потолка. Не так много времени прошло перед тем, как он увидел…

Щедро накрытый стол в доме Григория: у странника воскресный обед. Несколько мужиков со своими бабами, всеобщее оживление и галдёж. Жена Григория, довольно дородная, сероватая тётка с глуповатым добродушным лицом, придаёт ему непотребно зверское выражение, запихнув в рот полкалача.
Read more... )
genosse_u: (Default)


— Мама, мама, отчего ты всё время плачешь?

— Что ты, Alex? С чего ты решил, что я плачу? Уверяю тебя, тебе только кажется.
Read more... )
genosse_u: (Funes)
За несколько дней всё вокруг изменилось, изменились и люди. Папа немного сморщился, сильно ссутулился и похудел, однако именно обозначившиеся жёстче мешки под глазами добавили его облику достоинства. Мама побледнела до отчаянной серости в лице, а кончик небольшого, крючковатого носика её стал красен, и стали красны полные слёз глаза. Сёстры, кажется, ещё больше поглупели, а Алёша… Алёша окончательно признал справедливость слов Григория: живём во сне. Он и жил во сне, мало заботясь о границах с явью, получивший солдатский мундир и совсем-как-настоящее ружьецо, и счастливый этим. Взрослые проблемы, взрослые тайны, разговоры и предчувствия, тягучее и липкое взрослое бытие, окружающее его со всех сторон, желающее поглотить, мало волновало мальчика теперь. Врождённое чувство самосохранения и незамутнённый детский инстинкт жизни заставляли не вспоминать об огненном человеке, кровавой мадере и катакомбном старце Фёдоре Кузьмиче. Прилетал наглый щегол Свобода, и снова садился ему на голову, и Алёша смотрел Григория. Ему приятно было видеть божьего человека, приятно было и то, что божий человек, такой сильный, не подозревает об этом, приятно было само ощущение полёта свозь пространство и здравый смысл. Этими приятностями он и упивался, довольный, мало задумываясь о зловещем смысле происходящего.
Read more... )

2017

S M T W T F S

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios