Feb. 1st, 2012

genosse_u: (Default)


Долго бродил я по Москве, встречая знакомые по книжкам названия, стараясь представить хрестоматийных извозчиков, купцов и самовары; получалось как-то неубедительно. Николай Васильевич Гоголь, хоть убей, а не хотел идти по бульвару имени себя, в то время как в Киеве он запросто является на любой улице. На улице Тверской зыбкой тенью материализовался было детина в красной рубахе со связкой баранок, но тут же растаял, уступив место реальному ходячему гамбургеру. Из гамбургера торчали тоненькие, кривенькие ножки, он притоптывал, и, очевидно, как и я, осип на морозе, потому что рекламные лозунги с призывами посетить заведение выкрикивала из нутра его какая-то жужжащая штука вроде радиоприёмника. У сахарных завитушек старинной церкви, дымясь, пробежал длиннобородый боярин в горящей шубе с длинными рукавами, выпучил глаза и пропал. Великая история великого города ускользала от меня. И только прочитав на мемориальной доске "здесь жил и работал Феликс Эдмундович Дзержинский", я увидел в окне старого здания мрачную фигуру в шинели защитного цвета, накинутой на плечи, со стаканом кипятка в руке. Я уже шёл дальше, а спину всё сверлил непреклонный прозрачный взгляд. Это был прорыв; призраки Москвы так и хлынули в дзержинское окно, продавцы баранок, кровавые мальчики, блины и самовары, бояре и попы, дух города наконец проник в меня, мёрзлого туриста.
Read more... )

2017

S M T W T F S

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios